БизнесПредпринимательствоРекомендуемые

«Малое — прекрасно!»

РОЛЬ МАЛОГО БИЗНЕСА В ЭКОНОМИКЕ США

МЕЛКИЙ БИЗНЕС В США ДАЕТ ДВЕ ПЯТЫХ ВАЛОВОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ПРОДУКТА

«МАЛОЕ — ПРЕКРАСНО!» — ЭТОТ ЛОЗУНГ ВЫДВИНУТ В НАЧАЛЕ 70-Х ГОДОВ КАК РЕАКЦИЯ НА ЗАСИЛЬЕ КРУПНОГО БИЗНЕСА

МЕЛКАЯ ФИРМА ОСВАИВАЕТ НОВОЕ ИЗДЕЛИЕ ПОЧТИ НА ГОД БЫСТРЕЕ КРУПНОЙ

ИМЕЯ ДОМА ТЕЛЕФОН И ПЕРСОНАЛЬНЫЙ КОМПЬЮТЕР, НА РАБОТУ МОЖНО ЕЗДИТЬ ДВА РАЗА В МЕСЯЦ

КРУПНАЯ ФИРМА БЕРЕТ В РАЗРАБОТКУ 25 НОВЫХ ИДЕЙ, И 5 ИЗ НИХ ЗАВОДИТ В ТУПИК. МЕЛКАЯ ФИРМА ВЫБИРАЕТ ТОЛЬКО 5 ИДЕЙ, И ВСЕ ОКАЗЫВАЮТСЯ ПЕРСПЕКТИВНЫМИ

Кандидат экономических наук И. РАЗУМНОВА (Институт США и Канады АН СССР)

Феномен мелкого бизнеса. Сегодня на его долю в США приходится 40 % валового национального продукта

Дискуссия, которая развернулась у нас вокруг плюрализма форм собственности, форм хозяйственной деятельности, свидетельствует о том, как сильны еще стереотипы. Мы часто судим о капитализме, о частной собственности с позиций начала века. Но ведь везде — и у нас, и у них (в данном случае речь пойдет о США) — ничего не стоит на месте, все меняется. Американцы с успехом изучают и используют и японский опыт, и западноевропейский, да и наш. А мы? А мы чаще спорим, вопрошаем: «Надо ли вслепую копировать мировой опыт?» Вслепую, видимо, ничего не надо делать. Но изучать, как динамично развивается мир, что происходит в экономике разных стран, чем можно воспользоваться, чтобы «не изобретать велосипед»,— надо.

Особого внимания заслуживает новая тенденция в экономике развитых капиталистических стран, и она становится сейчас мировой тенденцией. Это отход от гигантомании, необычный рост числа мелких предприятий и фирм. Жизнь показывает, что решение многих вопросов технического прогресса и более полное удовлетворение потребительского спроса сегодня во всех странах зависят именно от эффективной работы мелких предприятий.

Многие годы считалось, что мелкий бизнес — это анахронизм, всего лишь симпатичный пережиток прошлого. И вот, к своему удивлению, экономисты обнаружили, что не крупная индустрия, а именно немонополистический сектор экономики, стал за последнее десятилетие важным источником экономического роста и увеличения числа рабочих мест. Высокие темпы внедрения нововведений, мобильность технологических изменений, множество изобретений, быстрый рост занятости, острая конкурентная борьба, ведущая в конечном счете к тому, что потребитель получает продукцию и услуги более высокого качества, обострение ценовой конкуренции и, наконец, возможность для государства получать миллиардные суммы в форме налоговых поступлений — вот это на данном этапе и есть важнейший вклад небольших фирм в экономику.

БИЗНЕС ДЛЯ 100 МИЛЛИОНОВ АМЕРИКАНЦЕВ

Итак, что такое «мелкий бизнес»? Какие фирмы относятся к мелким? В американском законодательстве нет на этот счет количественного критерия. Официальная же статистика относит к разряду мелких фирмы с числом занятых до 500 человек. Совокупность этих юридически независимых небольших фирм и представляет собой мелкий бизнес США. Основная его масса — мельчайшие предприятия.

Из 3,8 миллиона мелких фирм, использующих наемную рабочую силу (хотя бы
одного человека), предприятия с числом занятых до 20 человек составляют свыше 87 %, от 20 до 99 человек — 10 % и около 2 % фирм имеют в штате 100 — 499 человек. Доля фирм с числом занятых от 500 человек составляет 0,38 %. Всего же в США 19 миллионов мелких фирм (без сельскохозяйственных).

Мелкие фирмы — это не только торговля и услуги, они действуют во всех сферах и отраслях американской экономики. Таблица 1 наглядно иллюстрирует это.

Таблица 1. Число фирм в экономике США, 1986 год. Эти данные учитывают только фирмы с наемными работниками, работающими полный рабочий день, т. е. не менее 35 часов в неделю.

Например, пищевая промышленность. Доля фирм с числом занятых до 500 человек составила здесь в 1986 году более 97 % от фирм в отрасли, причем на фирмы с численностью до 20 работников пришлось более 64 %. В табачной промышленности — соответственно более 90 и более 56 %, в производстве одежды — около 99 и 72, в химической — около 98 и более 70, в металлургии — около 97 и 56, в машиностроении — около 99 и 78, в электронике — почти 98 и 64, в транспортном машиностроении — около 98 и 71 и в инструментальной промышленности — более 98 и 71 %.

Мелкий бизнес занимает важное место в социальной и экономической жизни страны. На его долю приходится 40 % валового национального продукта и половина валового продукта частного сектора. Конкретно: в обрабатывающей промышленности — 21 %, строительстве — 80, оптовой торговле — 86, розничной торговле — 55, в финансовой сфере — 60 и в обслуживании — 81 %.

В 1986 году мелкими фирмами было произведено товаров и услуг на сумму 1,3 триллиона долларов. Прямо или косвенно мелкий бизнес обеспечивает средства к существованию более чем 100 миллионам американцев.

95 % всех американских фирм — семенные. Многие из них находятся в частных жилых домах, нанимают работников на неполный рабочий день.

«У меня нет ценных бумаг, нет льгот. Но я себя чувствую лучше, чем работая в крупной компании. Главное, что у меня есть,— это чувство независимости»,— так говорит Риса Абрамс, 38 лет, владелица консультативной фирмы (программное обеспечение).

Раньше она работала в крупной компании, но работа с 9 до 5 часов ее не устраивала. Она организовала фирму, где она и владелица и работник. Работает для компании «Дижитал эквипмент», зарабатывает больше, чем раньше. Раз в две недели она едет вместе со своей маленькой дочкой на два дня за 125 миль в корпорацию. У нее дома компьютер, и она связана телефонной линией со своим работодателем.

Феномен «мелкого бизнеса» состоит и в его небывалом росте в восьмидесятые годы. Если столетие назад в стране насчитывалось 300 тысяч мелких фирм, то к середине шестидесятых годов нашего века их было уже 5 миллионов, в 1980 году — 13 миллионов, а к 1989 году их стало 19 миллионов (без сельскохозяйственных). В восьмидесятые годы ежегодно возникало в семь раз больше новых предприятий, чем в пятидесятые — шестидесятые, и в два раза больше, чем в середине семидесятых годов. Причем развиваются все формы собственности: мелкие частные фирмы, находящиеся в единоличном владении, и небольшие партнерства, и мелкие акционерные компании — корпорации (таблица 2). Растут рестораны, мелкие розничные торговые точки, мелкие фирмы-поставщики в обрабатывающей промышленности, в строительном секторе, дилеры в машиностроении и другие. Быстро растут фирмы, оказывающие разнообразные услуги населению, деловые и профессиональные услуги производству и управлению. В небольших, по сравнению с общим ростом, масштабах возникают они и в наукоемких отраслях, например, в производстве персональных компьютеров и деталей к ним, в их программном обеспечении и розничной продаже.

Таблица 2. Число фирм (в тысячах), зарегистрированных налоговым управлением США в 1980 — 1988 годы.

Быстрый подъем мелкого бизнеса сопровождается и массовым «вымыванием» мелких фирм с рынка — их разорением. Функционируя часто в весьма неопределенной и рискованной области, они находятся как бы в ситуации «естественного отбора».

Причин разорения мелких фирм много, здесь и недостаточные капиталовложения, и неэффективная технология. Любопытно, однако, что наиболее распространенную причину эксперты усматривают в отсутствии способностей и опыта управленческой работы у владельцев мелких предприятий, которые зачастую одновременно являются и администраторами. Благие замыслы, личные сбережения и заемные деньги вкладываются в предприятия, которые не управляются должным образом и в девяти случаях из десяти терпят неудачу. Но на место разорившихся приходят новые фирмы, и они стихийно вносят важный вклад в приспособление американской экономики к меняющимся требованиям технического прогресса, способствуют ее структурной перестройке.

«МАЛОЕ — ПРЕКРАСНО»

Этот лозунг был выдвинут в США в начале 70-х годов как реакция на господство
крупного бизнеса. А сегодня экономисты располагают данными, убедительно доказывающими высокую эффективность и конкурентоспособность как мелких фирм, так и крупных компаний, придерживающихся стратегии сокращения размера своих подразделений.

Американские консультанты по управлению Т. Питере и Р. Уотермен заключили, что независимо от того, о какой отрасли идет речь, сосредоточение под одной крышей более 500 человек порождает существенные и неожиданные проблемы; малые же размеры способствуют не только внедрению новшеств, но и росту производительности труда.

Действительно, опыт последних лет опровергает сложившиеся ранее в США представления о путях повышения эффективности производства и управления за счет «экономии на масштабах», то есть за счет увеличения размеров производства. Именно в результате проведения политики укрупнения во многих отраслях образовались гиганты, которыми становится все труднее управлять. Процесс «экономии на масштабах» производства замедлился, а в ряде
отраслей исчерпал себя. Осознание этого факта проявилось в переходе к строительству предприятий меньшего размера.

Обследование 410 крупных корпораций показало: среднее число людей, занятых на заводах, построенных до 1970 года, составило 644 человека, открытых в семидесятые годы — 241, а в восьмидесятые — 210 человек.

Руководители крупных компаний пошли по пути замены огромных комплексов новыми небольшими заводами, приступили к автоматизации существующих предприятий, ориентируя их на меньшую численность работающих. Некоторые фирмы уменьшают не только размеры заводов, но и делят свои производственные отделения на более мелкие. Например, производственное отделение концерна «Дженерал электрик», выпускающее моторы для самолетов, разделило два своих крупных предприятия на 8 небольших. Компания «Джонсон энд сан» значительно повысила эффективность своего производстве за счет перестройки завода с числом занятых в 1200 человек на четыре небольших предприятия. И таких примеров множество. Представитель крупной фирмы «МММ» так выразился об этой тенденции: «Есть только одна вещь, заслуживающая внимания. Дробление. Иначе битва с конкурентами и эффективность катятся ко всем чертям. Они приобретают значение лишь при малых размерах предприятия».

Конечно, небольшие заводы целесообразны далеко не для всех отраслей. И нельзя утверждать, что все компании пошли по этому пути. Но в целом можно сделать вывод: поиск оптимальных производственных и управленческих структур внутри отдельных корпораций ныне приводит к разнообразию организационных форм. Они основаны на сочетании крупного, среднего и мелкого производства при определенном повышении роли предприятий меньшего размера.

Многие, даже очень крупные корпорации, все шире прибегают к использованию формально самостоятельных мелких фирм. Такие связи устанавливаются в первую очередь посредством долгосрочных договорных отношений между крупной — головной — компанией и множеством мелких узкоспециализированных фирм, выпускающих изделия относительно небольшими партиями. Например, автомобильный концерн «Дженерал моторе» связан с более чем 32 тысячами поставщиков. И более 11 тысяч независимых дилеров продают его продукцию в стране и за рубежом.

Крупные фирмы предпочитают приобретать детали и комплектующие изделия у
мелких фирм прежде всего потому, что это им обходится гораздо дешевле, чем производить их самим, на своих заводах. Причем специализированные мелкие фирмы нередко устанавливают деловые контакты не с одной, а с несколькими крупными корпорациями, отходят от системы длительной «привязки», сами активно ищут новых потребителей своей продукции.

Участвуют мелкие фирмы и в программе федеральных контрактов. Так, в 1987 году из 197 миллиардов долларов государственных заказов, полученных частным сектором, на долю мелкого бизнеса пришлось 35,4 миллиарда долларов — почти 18 %. Кроме того, мелкие фирмы получили субконтрактов на сумму 25,9 миллиарда долларов. Во многом это связано с тем, что согласно принятому в 1980 году закону все крупные промышленные фирмы, имеющие федеральные контракты на сумму свыше 500 тысяч долларов (а в строительстве — свыше 1 миллиона долларов), обязаны в своих планах предусматривать субподрядные работы для мелких фирм.

Существует и развивается сложная система хозяйственных отношений между крупными и мелкими фирмами в области обслуживания производства, распределения продукции и услуг. Во всех районах США растет число мелких фирм, специализирующихся на производстве запасных частей, опытного оборудования и инструментов, спрос на которые растет быстро, но неравномерно по регионам.

Например, в инструментальной промышленности США сегодня есть 165 средних и крупных фирм, в которые входит 3053 завода, здесь сосредоточено более двух третей всей рабочей силы отрасли. А 72 % от всего количества фирм отрасли составляют мельчайшие, с числом занятых до 20 человек. И они выполняют определенную функцию по обслуживанию производства и населения.

Точно так же идет специализация обслуживания и в других отраслях. Многие крупные предприятия постепенно освобождаются от вспомогательных и заготовительных цехов, закрывают литейные, кузнечные и даже механические производства, ремонтные и строительные цеха, передавая их функции узкоспециализированным фирмам.

ГОТОВНОСТЬ К РИСКУ

Сейчас много говорят о предпринимательском духе, присущем американцам, о
предпринимательской деятельности. Что понимать под этим? Далеко не каждое новое предприятие — предпринимательское. Например, семья, открывающая в своем районе новое кафе, конечно, идет на риск. Но она делает то же, что делали раньше и другие. В основе предпринимательской деятельности, как правило, лежит нововведение в области продукции или услуг, позволяющее создать новый рынок, удовлетворить новые потребности. Предпринимательство включает и целенаправленный организованный поиск новшеств и, что важно, постоянную нацеленность на них, что, конечно, дано не каждому и во многом зависит от личности руководителя, который должен быть готов к экономическим экспериментам и к риску.

На долю мелких американских фирм приходится около половины всех основных нововведений страны, относящихся к сфере научно-технического прогресса. Мелкие предпринимательские фирмы отличает высокая восприимчивость к новым идеям, исключительная способность к быстрому переключению на производство новой продукции. И эта способность делает их более конкурентоспособными как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Темпы освоения новых изделий или технологий у мелких фирм на треть выше, чем у крупных: небольшим фирмам требуется в среднем 2,22 года, чтобы выйти со своим новшеством на рынок, тогда как крупным — 3,05 года. Мелкие фирмы производят в 4 раза больше нововведений в расчете на одного занятого, чем крупные, а затраты на одного
инженера или исследователя у них в два раза меньше.

Данные обзора 100 наиболее быстрорастущих мелких фирм, проведенного в 1986 году журналом «Инк.», показывают, как мелкая и мельчайшая фирма, даже состоящая из одного человека, владея новой идеей, новым изобретением, беря на себя риск разработки и испытания новой высокотехничной продукции, может быстро добиться успеха. Например, фирма «Эштон-Тэйт» (разработка и производство мини-компьютеров и средств математического обеспечения), начав с 4 человек, за 5 лет увеличила свою численность до 459, а среднегодовой рост продажи ее продукции составил 265 %. У фирмы «Медикл электроникс» (производство и сбыт микроволнового гипотермического оборудования) среднегодовой рост продаж за такой же срок равнялся 175 % при увеличении численности с 3 до 29 человек. И таких примеров можно привести множество.

На снимке — сборка компьютеров на фирме «Этеис». Тайне мелкие фирмы создают десятки тысяч новых рабочих мест в США.

В настоящее время в США широко распространена точка зрения, что для поддержания высоких темпов нововведений в современных наукоемких отраслях должны преобладать вновь созданные мелкие предприятия, подчиняющиеся конечным целям крупного производства. По сути они производят отбор новшеств для крупных компаний. Крупным компаниям невыгодно самим заниматься освоением новых разработок из-за риска крупных убытков: по некоторым оценкам, в среднем от 60 до 90 % новых промышленных разработок, производимых концернами, оказывается безрезультатными или убыточными. Крупные фирмы поручают мелким исследовательским фирмам ведение отдельных направлений, обеспечивая частично финансирование идеи. Они могут обеспечить мелкую фирму-производителя и различными консультационными услугами, комплектом конструкторско-технической документации, требующей незначительной доводки, и другими видами помощи.

Успех мелких фирм (или неудачи) позволяет руководству корпораций лучше ориентироваться в перспективности того или иного нового изделия, вкладывать затем в его выпуск без большого риска крупные средства, укреплять свое положение на рынках сбыта новой продукции. Во многих, особенно новых наукоемких отраслях крупные компании движутся по направлениям, проложенным мелкими фирмами, поглощая их, используя научные и технические разработки небольших предприятий.

И еще одно обстоятельство. Крупные компании вкладывают такие огромные средства в заводы и оборудование, что многие из них крайне неохотно идут на технологические изменения, оставляя разработку и освоение передовой технологии мелким фирмам.

Стремительные технологические изменения, которыми охвачены многие отрасли, создали новым предпринимателям такие возможности для старта, каких не было еще несколько лет назад. Изобретатели, работающие над своей идеей в одиночку, моментально приспосабливаются к рыночным нишам. Некоторые из возникающих фирм довольно быстро начинают развиваться. В 1986 году проанализировали деятельность 100 наиболее быстро растущих мелких корпораций, существующих не более десяти лет. За пять лет — с 1981 по 1985 год — среднегодовой рост объема продаж этих компаний составил 131,5 %, доля чистой прибыли в объеме продаж— 3,5 %, число занятых на них увеличилось за это время с 25 до 207 человек в среднем.

Появление большого количества небольших исследовательских фирм во многом определено наличием высококвалифицированных специалистов. Как правило, ядром такой фирмы становится группа талантливых инженеров и экономистов, часто возглавляемых автором изобретения или открытия. Много исследовательских фирм возникает вокруг университетов и научных центров. Нередки случаи, когда во главе мелкой фирмы с технологической направленностью встает специалист, работавший до того в крупной компании (бывает, что в крупных компаниях подавляется инициатива одаренных людей, и специалисты в поисках творческой и самостоятельной работы уходят в мелкий бизнес).

Бывает и так, что ученые — владельцы небольших исследовательских предприятий, после того, как реализована их научная идея или изобретение, с большой выгодой продают эти фирмы и организуют новые для разработки следующих идей. Как отмечает вице-президент инновационной фирмы «Компьютер ассошиэйтс интернэшнл, инк.»: «Если мы раньше, работая в крупных корпорациях, сосредоточивали свое внимание на разработке 25 идей, 5 из которых оказывались неверными, то теперь мы разрабатываем только 5 и все оказываются пригодными для коммерческого освоения».

Можно сказать, что в восьмидесятые годы возникла новая разновидность конкуренции — за лучшие кадры, за то, кто первым разработает и внедрит техническое новшество, новую идею. И мелкие фирмы не без успеха участвуют в ней. Как считают сами специалисты, работающие в небольших компаниях, здесь есть большие возможности для творческой деятельности, и работать в целом проще: трудовые отношения представляют меньшую проблему, чем в крупных корпорациях, меньше иерархических наслоений, больше возможности для быстрого принятия решений, связанных с установлением цен и внедрением новой продукции. В частности, опрос выпускников колледжей, изучающих ЭВМ, показал, что они предпочли бы пойти работать не в крупные, а в мелкие фирмы.

КРУПНЫЙ БИЗНЕС РАСТИТ БЕЗРАБОТИЦУ, МЕЛКИЙ — СОКРАЩАЕТ

Объективных и субъективных причин столь бурного распространения мелкого предпринимательства множество, отмечу лишь наиболее характерные. Начнем с того, что крупномасштабное производство становится все менее выгодным по сравнению с мелким производством в силу технологических и организационных преобразований, роста транспортных расходов, быстро меняющегося спроса. Кооперация фирм разного размера создает новые возможности для развития и тех и других.

Важную роль сыграли технологические изменения. Например, сталелитейные заводы, оснащенные современным малогабаритным оборудованием, смогли успешно конкурировать с металлургическими концернами. Особенно много небольших предприятий действует в региональной экономике, оперативно используя свободные места на рынке, к которым не проявляют в данный момент интереса крупные корпорации. Мелкие предприятия создаются для переработки местного сырья, а также там, где сильны сезонные колебания условий производства или спроса. Они активно используют свою близость к небольшим местным рынкам, проявляя умение эффективно работать на них, приспосабливаться к специфической клиентуре, традиционному вкусу и стандартам качества.

Один из ярких примеров предпринимательской деятельности — так называемые мини-заводы в черной металлургии. Еще в 70-е годы металлургические концерны отказались от строительства небольших заводов, хотя именно они в условиях необходимости обновления производственных мощностей могли бы стать решением вопроса. Медлили концерны и с освоением новых производственных методов, и с применением электродуговых печей. Тогда несколько молодых специалистов, работавших в концернах, стали создавать новые небольшие производственные организации — мини-заводы, основанные на применении новейшей технологии, на более низких издержках производства, ориентированные на узкие специализированные рынки.

Доля этих предприятий в общем выпуске стали возросла с 3 % в 1960 году до 20 в 1983 году. Ожидается, что к 2000 году на них будет производиться более половины всей стали в США.

Пионером в области создания мини-заводов стал Кеннет Иверсон (он на фото). Сейчас он председатель совета директоров сталелитейной компании «Ньюкор корпорейшн». Самой крупной из мелких фирм, как говорят про нее. Чем отличается ее управление? Эта фирма, объединяющая 18 мини-заводов, расположенных по всей стране. Работают в ней 4000 человек. А управленческий аппарат фирмы — всего 16 человек!

Именно эта фирма представляет серьезную угрозу сталелитейным концернам, не справляющимся с навязываемой им ценовой конкуренцией (стоимость 1 тонны продукции у мини-заводов примерно в 2,5 раза ниже, чем в концернах). И производительность труда у них в два раза выше.

Среднегодовой рост объемов продаж фирмы за 10 лет составил в среднем 23 %. Успех ее зависит и от вложения инвестиций в новейшую технологию. И, как считает К. Иверсон, от передачи управления производством на места, в руки работника. Руководить надо не из кабинета, а будучи на участке, работая в бригаде, считает он. Здесь все руководители, включая мастеров, занимаются и оперативной работой, и совершенствованием технологии. Рабочие находятся на повременной зарплате и зарабатывают много — 30 тысяч долларов в год. И все работники фирмы — от президента до уборщицы — участвуют в программе распределения прибылей. Здесь подчеркивается принцип равенства: у руководителей нет отдельных автостоянок, отдельных столовых, буфетов.

Мобильный мелкий бизнес более быстро реагирует на структурные изменения в капиталистической экономике. Так сложилось исторически. Но и сегодня мелкие фирмы играют немалую роль в поиске стабилизации и в обновлении основных отраслей, наиболее эффективно смягчают остроту проблемы занятости. С 1970 по 1985 год они создали 35 миллионов новых рабочих мест, тогда как традиционный крупный бизнес и правительственные организации потеряли за последние годы около 6 миллионов мест. С 1976 по 1986 год число новых рабочих мест во всей обрабатывающей промышленности выросло на 1,3 миллиона человек, причем мелкие фирмы создали 1,4 миллиона мест, тогда как крупные потеряли 100 тысяч. В определенной степени росту новых мелких предприятий способствовал высокий уровень безработицы, многие из них были созданы рабочими и служащими, потерявшими работу.

Быстрое развитие сферы обслуживания, появление новых форм услуг, в том числе профессиональных и деловых, также вызывают к жизни мелкий бизнес с его способностью к более реальному восприятию рынка — в отличие от крупного. Особенно наглядно это проявилось в услугах, которые превратились в выгодную сферу приложения капитала. Если в послевоенные годы здесь шла быстрая концентрация капитала, происходило вымывание мелких фирм, то в последние двадцать лет все изменилось, предприятия сферы услуг, большинство из которых находится в единоличном владении, стали расти, словно на дрожжах.

Быстрый рост мелких предприятий обязан и сокращению государственного вмешательства. Сегодня в отраслях с ослабленным государственным регулированием создается в два раза больше небольших предприятий, чем по стране. Но бурный рост вызвал и острую конкуренцию, а в итоге — снизились тарифы, улучшилось качество обслуживания, увеличился ассортимент услуг, появились новые виды предприятий.

Заметно отразилось на росте мелких фирм то, что женский труд становится все более активной частью общественного производства США. Если в 1950 году в числе работающих было 29 % женщин, то в 1986 году их стало 44 %. Женщинам принадлежит почти треть всех мелких единоличных фирм.

Многие проблемы становления, развития и функционирования мелкого бизнеса интернациональны. Способы их решения схожи для всех развитых стран. И изучение позитивных моментов деятельности мелкого производства, свойственных товарному производству в целом, позволит нам посмотреть непредубежденно и на наши мелкие предприятия, в том числе и на кооперативные, поможет сориентироваться на необходимость разнообразия форм социалистического хозяйствования.

И. Разумнова. «Мелкие фирмы в США: экономика и управление». Издательство «Наука». Москва. 1989.

«Наука и жизнь», № 5, 1990

Tags

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button Partners
Close
Close